Простой детектор лжи

Российская разработка поможет ловить преступников по голосу и видео

Простой детектор лжи

Чтобы пройти тестирование на полиграфе совсем не обязательно подключаться проводами к компьютеру. Современные российские технологии позволяют это делать по обычному телефону. В Москве представлена революционная платформа "151EYE". Она уже помогает Следственному комитету раскрывать преступления.

Почему такое название — 151 глаз в переводе с английского? А все просто: по телефонному разговору отслеживается 151 параметр и можно с вероятностью до 90 процентов определить, врет человек или говорит правду.

ФССП утвердила порядок проверки на полиграфе кандидатов в приставы

— Голос — это продукт деятельности мышц человека, которые управляются от полушарий головного мозга до спинного мозга, — говорит один из разработчиков платформы профессор психфака МГУ, доктор психологических наук Алексей Гусев. — Мы улавливаем малейшие изменения, и результат готов. Нам важно не что говорит человек, а как. Поэтому тестировать на нашей платформе можно хоть француза, хоть таджика.

Работает платформа на первый взгляд очень просто. От 15 минут до получаса по обычному телефону испытуемый проходит тест.

Программа со сложным алгоритмом вычисляет не только настроение клиента, но и особенности его характера: энергичность, уверенность, сосредоточенность, взволнованность, тревогу и даже лень.

Вот почему первыми, кто стал использовать платформу, оказались кадровики крупных компаний, службы безопасности и силовики.

Программа со сложным алгоритмом вычисляет не только ложь, но и особенности характера человека: энергичность, взволнованность, тревогу

Как признался один бизнесмен, после проверки персонала выяснилось, что 80 процентов воруют. Недавно из крупного банка утекла информация. Детектор лжи ничего не дал. А "151глаз" вычислил злоумышленника, да еще сообщил, что он наркоман и поэтому пошел на преступления.

Одна авиакомпания заказала проверку всех своих стюардесс на доброжелательность к пассажирам. Из 350 всего четыре девушки оказались на высоте. В понедельник начнут проверять пилотов. Прежде всего на профессиональное выгорание. Это важнейший параметр для безопасности полетов, не то что воровство.

Особые возможности технологии — в борьбе с коррупцией.

Вы скажете, что это фантастика и такого не бывает? Российские ученые и IT-специалисты разработали "детектор лжи" для видеоизображения. Загружаешь ролик с показанием подозреваемого и все ясно, как божий день.

Одну из первых специалисты вывели на чистую воду Юлию Скрипаль (вы помните скандальное отравление в Солсбери). Так вот, психологи и компьютерщики выяснили, загрузив ее интервью телеканалу ВВС, что вся ее речь была несколько раз отрепетирована.

Программу не проведешь.

Росгвардейцев проверят на детекторе лжи

— Мы научились распознавать микроэмоции на лице, которые длятся 5-7 миллисекунд. Глаз этого не видит. Даже пульс человека программа распознает по картинке. Современные нейросети могут обнаружить лишь маску эмоции, которая длится гораздо дольше.

Это впервые в мире. Мы уже провели испытание нашей технологии на одной крупной информационной базе. Сбоев нет, — говорит один из ведущих разработчиков технологий анализа мимики в мире, эксперт по системе кодирования лицевых движений Михаил Баев.

В следственной практике у новой технологии лишь одно ограничение. Суды пока могут не признавать результата анализа мимики и голоса. Но это пока.

Испытуемый должен быть трезв и не под действием наркотических средств. Сесть перед телекамерой и отвечать на специально подобранные вопросы. Программа знает все микроэмоции, которые могут отразиться на лице. Например, слегка натянутое веко означает повышенное внимание к предмету вопроса. Существует семь базовых эмоций, но платформа способна уловить малейшие нюансы.

Порой это позволяет раскрыть самые запутанные преступления.

Совсем недавно "видеополиграф" раскрыл преступление 20-летней давности.

Программа знает все микроэмоции, которые могут отразиться на лице.

Удается распознавать эмоции на лице, которые длятся 5-7 миллисекунд

https://www.youtube.com/watch?v=-5DAdMDj5D4

— А если человек страдает тиком или женщина вколола лошадиную дозу ботокса? Или паралитик скрывается от правосудия? Ваша система способна определить истинные эмоции? — спрашиваю Михаила Баева.

— Ничего страшного. Мы калибруем программу под конкретного человека, и он будет как на ладони.

— А можно в толпе вычислить террориста?

Школьников будут учить контролировать свои эмоции

— Увы, нет… В толпе, когда он проходит перед камерой, невозможно. А вот если он какое-то время будет отвечать на вопросы, то да. Во всяком случае нашей системой охотно пользуются силовики. Большего я вам сказать не могу по понятным причинам.

Единственные люди, которые могут обмануть новую технологию, это артисты!

— Мы тестировали наш продукт на замечательном актере Вениамине Смехове, — поделился профессор Гусев. — Он с легкостью ввел в заблуждение и ую, и видеоплатформу. Но таких людей единицы.

Кому-то покажется, что "большой брат" уже вторгся в нашу личную жизнь и предела этому не будет. Не случайно, многие сотрудники крупных банков и холдингов отказываются от ой проверки на новой программе. Опасения понятны. Ты как на ладони. Что и нужно кадровикам и боссу. Но есть и другой аспект.

Время нынче такое. Безопасность ценится выше интимной жизни. Главный враг — терроризм. И победить его можно не только пушками и ракетами. А вот такими программами. Конечно, вычислить потенциальную опасность — не температуру в аэропорту измерить. На ходу не получится. Но во время пограничного или таможенного досмотра узнать о намерениях человека можно вполне. А это значит — спасенные жизни.

Оригинал: https://rg.ru/2020/03/05/rossijskaia-razrabotka-pomozhet-lovit-prestupnikov-po-golosu-i-video.html

\

Простой детектор лжи

Кражи, мошенничество, схемы откатов, слив информации конкурентам, сопровождение важных переговоров — всем этим занимаются специалисты по лжи.

Они могут распознать неправду по движению глаз и рук, но при этом каждый раз повторяют: нет ни одного безусловного критерия обмана.

Чтобы выяснить, как действуют верификаторы и можно ли их перехитрить, корреспондент РИА Новости отправилась в одну из таких компаний.

«Расскажите о своей семье»

С Алексеем Филатовым я встречаюсь в его московском офисе. Мы договорились, что в ходе нашего разговора я несколько раз попытаюсь его обмануть, а он расскажет, заметил ли это.

 

Пока мы обсуждаем условия эксперимента, Филатов успевает показать мне несколько видео с фрагментами опросов. На одном из них мужчина с сеткой проводов на голове — активность его мозга во время разговора регистрирует электроэнцефалограф. Герой другого ролика — в специальных очках. Так выглядит айтрекер — устройство, следящее за движением глаз.

Алексей предлагает мне ответить на вопросы, которые он обычно задает сотрудникам компании, когда их руководство обращается к нему с просьбой провести аудит персонала. Эту же анкету Филатов и его коллеги используют для собственных исследований — просят кого-нибудь разыграть роль обманщика, а потом анализируют ответы.

Сегодня лжеца изображаю я. Для начала отмечаю на распечатке вопросы, на которые собираюсь ответить нечестно. Какие именно, Алексей не видит — свой список я отдам ему после того, как он скажет, где, по его мнению, я соврала.

По условиям эксперимента, на первые пять вопросов я отвечаю только правду — это нужно для того, чтобы специалист мог оценить речь, мимику и жесты в обычном состоянии. В реальной работе эксперты также сначала задают вопросы, не связанные напрямую с делом, чтобы понять естественные реакции человека.

 

В анкете два десятка вопросов о профессии, хобби, вредных привычках. Обвожу в кружок пункты «Что вам нравится на вашем рабочем месте», «Употребляете ли вы алкоголь?» и «Расскажите о своей семье».

Первый вопрос, на который я ответила нечестно, — «Что вам нравится на вашем рабочем месте?» Я рассказываю, что пишу свои тексты в маленьком уютном кабинете, где сижу в стороне от коллег, благодаря чему мне никто не мешает. На самом деле редакция — это open space и в «маленьком кабинетике» около ста рабочих мест.

Но специалист не замечает подвоха и удивляется, увидев, что я отметила этот вопрос в анкете. «Вы так хорошо говорили, как сидите в уголке, никто вас не трогает, — мне показалось, что это совершенно искренне», — смеется Алексей.

Ложь № 2: употребление алкоголя

Время от времени я могу выпить бокал-другой вина, но я заявляю Алексею, что не употребляю алкоголь вовсе. «Это моя принципиальная позиция. Ни при каких обстоятельствах я не употребляю алкоголь.

Где-то лет пять назад я приняла такое решение. Не было какой-то конкретной точки отсчета: я просто поняла, что это моя жизнь, мое здоровье, моя позиция и так будет правильно.

Я люблю находиться в трезвом состоянии сознания», — отвечаю я на вопросы Филатова.

Эту ложь он раскусил сразу же. Мы вместе пересматриваем видеозапись беседы, и эксперт показывает, какие признаки его насторожили: «Голос стал тише. Губы — сжатые, плотные. И ответы на дополнительные вопросы в стиле «космические корабли бороздят просторы вселенной». Так Филатов называет чересчур общие, уклончивые формулировки.

Я рассказываю Алексею, что моя мама родом из Московской области, а папа — из Иркутской, они познакомились в столице, где и родилась я. Сейчас у родителей «маленькая цветочная точка». Эта ложь мне почти удалась: Филатов затрудняется сформулировать, на чем именно он меня поймал, однако понимает, что я была нечестна.

 

«Я не спрашивал про «маленькую точку». Думал, вы расскажете, кто они по профессии, чем занимаются. Была минимизация зрительного контакта, какое-то общее напряжение лица, это показалось подозрительным. Более детально не могу объяснить», — комментирует специалист.

Мои родители действительно никогда не торговали цветами, отец ни разу не был в Иркутской области, а я родилась в двухстах километрах от Москвы.

Ложь № 4: здоровый образ жизни

Этот вопрос не был среди тех, где я планировала соврать. Я хотела честно признаться в любви к фастфуду и равнодушии к спорту, но уже во время разговора с Алексеем поняла, что раз уж притворяюсь человеком, принципиально не употребляющим алкоголь, логично представить себя и поклонницей ЗОЖ.

Я рассказываю, что в моем представлении здоровый образ жизни — это отсутствие вредных привычек, полезная еда и занятия спортом. Но на вопрос Алексея о тренировках я даю ответ, который он позже вновь характеризует как «космические корабли бороздят просторы галактики»: «Это что-то вроде гимнастики, фитнеса, упражнения на разные группы мышц».

 

«Есть так называемая эмблематическая утечка: вы киваете головой, как бы поддакиваете себе, но при этом пожимаете плечом. Одномоментное пожатие плечом говорит о низкой уверенности человека в своих словах. Лицо напряжено. Нет зрительного контакта. И посмотрите, — Алексей указывает на видеоролик, — сейчас вы отклонитесь назад».

Под конец, уже попрощавшись и кинув диктофон в рюкзак, я не удержалась и спросила Алексея, не сложно ли жить с такими знаниями.

— Нет, — улыбается он.

— А в личной жизни?

— Я женат 19 лет.

— И вы не анализируете постоянно жену?

— Нет.

— Эту способность можно отключать?

— Конечно, это же просто работа. Я не терминатор.

Хотя Алексей Филатов смог вычислить ложь в трех случаях из четырех, этот эксперимент нельзя назвать абсолютно корректным.

  Все специалисты подчеркивают: нет ни одного верного критерия лжи — только признаки, указывающие на стресс.

А журналист, участвующий в игровом опыте, безусловно, волнуется меньше, чем человек, которому грозит реальное увольнение с работы в случае, если его мошенничество раскроется.

Инструмент криминалистики

Тех, кто занимается разоблачением лжи, на профессиональном языке называют верификаторами. Но обычно у таких экспертов более широкий профиль, они — профайлеры, то есть специалисты, способные составить психологический портрет человека, определить тип его личности.

«Профайлинг пришел из криминалистики. Это синтез психолингвистики, диагностики, анализа социальных сетей. Профайлеры — многопрофильные специалисты. Тут и криминалистика, и служба безопасности, и социология, и общая психология», — рассказывает профайлер Константин Митрошин.

«Нет ни одного верного признака лжи»

Митрошин и его коллеги не устают повторять: нет ни одного безусловного критерия обмана.

«Различные признаки — почесал нос, покраснел, закрылся, отвел взгляд — не являются валидными. Все нужно рассматривать в совокупности. Например, мы спрашиваем у человека, воровал ли он когда-либо. Он никогда ничего не крал, но подумал, что сейчас его обвинят.

В результате у него возникает стрессовая реакция, увидев которую можно подумать, что он обманывает. Ложь — всегда стресс, но не всякий стресс — из-за лжи.

Чтобы  минимизировать риски, нужно максимально сосредоточиться на психологическом профиле», — подчеркивает Константин Митрошин.

Алексей Филатов выделяет четыре главных параметра. Первое — речевая стратегия лжи.

«Когда мы задаем прямой вопрос («Где ты был вчера в 12 часов дня?»), обманщик либо ответит очень обще, либо переведет тему разговора.

Если мы все-таки настаиваем на своем, он выдаст трудно проверяемую информацию. Так строится легенда: несколько фактов, в которых можно убедиться, все остальное — не проверяемо», — объясняет Филатов.

Второе —  стресс. «Покраснение, побледнение, изменение жестикуляции и мимики, потение, почесывания, потирание носа и лба, рук и ног  — у стресса около ста признаков», — перечисляет Филатов.

Третье — стремление уйти, закончить разговор, общая закрытость и отстраненность. Наконец, то, что Филатов назвал отсутствием адаптации.

«Человек, которому нечего скрывать, рано или поздно адаптируется к нашей беседе: перестанет стесняться, будет вести себя спонтанно.

Когда он поймет, что мы работаем в правовом поле, не хотим ему зла, а просто разбираемся в деле, в котором он не замешан, уровень стресса у него снизится.

А если совесть нечиста, контроль поведения, мимики и слов будет стабильно высоким на протяжении всей беседы. Адаптации не произойдет», — говорит он.

И заключает: «Когда мы видим все четыре признака, то говорим: риск, что человек обманывает, велик».

 

Для верификатора показательны также утечки в мимике и жестах. Это несогласованность: человек говорит «Да, я уверен», но при этом пожимает плечами — действие, которое обычно сопровождает «Не знаю».

«Когда человек врет, он пытается разделить сознание на две половины: как это было на самом деле и как он придумал. На это затрачивается больше ресурсов мозга, чем на правду.

Если я попрошу вас прямо сейчас рассказать, как вы ездили в Антарктиду поднимать пингвинов (чего вы, скорее всего, не делали), история потеряет многое с точки зрения формулировок, эмоциональных элементов, жестикуляции», — отмечает Митрошин.

Он уточняет: жесты делятся на адаптеры и иллюстраторы. Первые  помогают успокоиться и контролировать себя. Это прикосновения к голове и телу, действия с предметами — например, человек теребит пуговицу или вертит в руках ручку. Иллюстраторы же участвуют в выражении мысли: мы показываем налево, когда объясняем кому-то дорогу, даже если делаем это по телефону и собеседник нас не видит.

«Когда человек обманывает, у него слабеет иллюстрирующая сторона жестов. А количество адаптеров, которые не несут смысла для коммуникации, увеличивается: он что-то верит в руках, поглаживает себя», — добавляет Митрошин.

О том, в чем заключается работа профайлеров и верификаторов, мало кто знает. Специалисты по лжи сетуют: обычно их представляют как героев сериала «Обмани меня».

«Это больная тема. Профайлинг, который показывают по ТВ, как правило, не имеет ничего общего с реальностью. В сериале Лайтман  (Кэл Лайтман — главный герой «Обмани меня». — Прим. ред.

) постоянно провоцирует людей и так выводит их на чистую воду. Если профайлер попробует вести себя подобным образом в реальной жизни, он будет ходить с синяками.

 Никому не интересно, как на самом деле работает профайлер, это достаточно нудное занятие, процесс верификации — долгий. 

Выступления на шоу, соревновательные элементы нарушают этику нашей работы. Там нет страха, что тебя раскроют. Ведь одно дело, когда проверяют того, кто совершил кражу, другое — того, кто участвует в этом в формате игры. Реакции человека, который боится за свою репутацию и работу, будут сильнее. Игровые ситуации  плохо поддаются анализу», — уверен Митрошин.

Главные клиенты профайлеров — владельцы бизнеса, а также сотрудники силовых структур и транспортной безопасности. Они берут у специалистов по лжи мастер-классы.

«Заказчик всегда называет человека, которого он подозревает, но обычно все оказывается по-другому. Вы не представляете, насколько хитрыми могут быть сотрудники. По сути, вся наша работа — детектив. Узнаешь столько схем обмана работодателя, что становится страшно», — признается профайлер Анастасия Мужева.

Иногда экспертов представляют как специалистов по лжи, или заказчик просит провести проверку тайно и они работают под видом бизнес-тренеров. Вся полученная информация передается клиенту, а он уже использует ее по своему разумению.

«Мы не следственные органы, не имеем права проводить допросы, наша экспертиза носит рекомендательный характер, это не официальный документ», — подчеркивает профайлер Константин Митрошин.

Специалисты нередко используют полиграф, анализируют психологический профиль каждого человека, который может быть причастен к преступлению. «Пропустить вора не так страшно, как обвинить невиновного. Если есть малейшее сомнение, мы скажем, что человек непричастен.

Или выдадим заключение о том, что его роль в этой ситуации неопределима. Например, мы видим, что человек обладает психопатическими чертами личности, — значит, он может легко врать.

Или он, наоборот, относится к тревожному типу личности и беспокоится даже в комфортной обстановке», — говорит Мужева.

Есть два вида лжи — умолчание и искажение, продолжает она. Первый считается приемлемым, второй — стрессовый и трудный. «Умолчанием мы пользуемся каждый день. Когда вы спрашиваете друга, как дела, а он отвечает «Нормально» — это умолчание. При искажении вы трансформируете часть информации в ложную.

Искусство верификатора здесь заключается в том, чтобы правильно задать вопрос. Если спросить у человека, есть ли у него вредные привычки, он может ответить «Нет», потому что не считает курение вредной привычкой.

Но если я задам вопрос: «Курите ли вы хотя бы одну сигарету в неделю», уйти от ответа будет уже сложнее», — приводит пример специалист. 

«Да не брал я эти шестьдесят тысяч!»

Анастасия рассказывает, как удалось раскрыть кражу в одной крупной московской компании.

На новогоднем корпоративе похитили 100 тысяч рублей: шестьдесят тысяч у одной сотрудницы, сорок у другой. Причем в одном случае — вместе с кошельком, во втором — нет. «Это могло означать, что воров было двое.

Когда коллективу сказали, что мы приедем, один из сотрудников уволился со скандалом: «Я не буду здесь работать, меня подозревают!» О его участии в краже ничего нельзя сказать наверняка, потому что человек отказался общаться», — отмечает Мужева.

Однако профайлеры считали, что мог быть еще один вор, поэтому приступили к работе с персоналом. Первый шаг в таких случаях — групповая беседа.

Затем — разговоры по отдельности, но профайлер начинает не с тех, кто вызывает наибольшее подозрение, а с наиболее словоохотливых — от них можно получить информацию о всех членах коллектива.

Во время разговора с сотрудником, который, по мнению специалистов, мог украсть деньги, тот прокололся.

«На вопрос «Как вы думаете, что преступник сделал с похищенными деньгами?» он ответил: «Да зачем мне эти шестьдесят тысяч, я бы их никогда в жизни не взял, мне не нужны чужие деньги».

А ведь всем сообщили, что украдено сто тысяч. Позже он признался.

Работодатель поступил максимально гуманно: сотрудника оставили в коллективе, но с вычетом из зарплаты этих денег», — завершает поучительную историю Мужева.

Однажды сотрудники одной компании совершили кражу прямо во время работы Анастасии и коллег.

«В одном из дальних городов России нас попросили провести аудит персонала: мы беседовали с сотрудниками, чтобы выяснить, соответствуют ли они должности, не скрывают ли дополнительные доходы.

Пока мы работали, обнаружилось хищение денег из сейфа. Это было очень умно — воровать, когда приехали специалисты по выявлению лжи.

Буквально два человека имели доступ к этому сейфу, мы быстро определили девушку, которая это сделала», — заключает Анастасия.

Оригинал: https://ria.ru/20191127/1561575694.html

Как обмануть детектор лжи? Методики разведчиков

Простой детектор лжи

?

Staryiy (staryiy) wrote,
2020-08-30 01:43:00 Staryiy
staryiy
2020-08-30 01:43:00 Category: Раньше с детекторами лжи приходилось сталкиваться только преступникам и военным. Сегодня проверке на полиграфе может подвергнуться каждый. Но и детектор можно обмануть. Мы расскажем, как это сделать.

Полиграф. Откуда и когда.

Полиграф – изобретение старое. Древние индусы задавали испытуемому нейтральные и наводящие вопросы, а он на каждом ответе бил в гонг. Считалось, что во время лживого ответа он ударит в гонг сильнее обычного.В Древнем Китае подозреваемый набирал в рот горсть риса.

Если он оставался сухим, то преступник признавался виновным – от стресса слюноотделение снижается.Тот полиграф, который используется в наши дни – тот же гонг и тот же рис. Только с проводками. Довел до ума и запатентовал его человек с поэтичной фамилией Килер. Однако были детекторы и до него.

И «заслуга» их популяризации принадлежит Чезаро Ломброзо.

Вам зачем?

Прежде, чем решить обмануть полиграф подумайте – оно вам надо? Заведомый настрой на обман, особенно если вы плохо подготовились, может все испортить. Вы будете вести себя неестественно, это вызовет подозрения и будет трактоваться не в вашу пользу.

Если вы будете слишком нервничать – это будет трактоваться не в вашу пользу. Если будете слишком бесстрастны – это также вас уличит. Поэтому, если вы все же серьезно настроены обмануть полиграф – готовьтесь заранее. Забудьте о кнопках в ботинках и прочих "хитростях".

Есть более действенные методы. Они разрабатываются не для сокрытия улик, а с целью защиты естественного права человека на личную жизнь. Существует даже общественное движение "антиполиграф".

Его девиз: "Их право — пытаться узнать о нас всю подноготную, наше право — посылать их всех куда подальше… В этом и заключается демократия".

С чего начать?

Начинать лучше с общего настроя. Чем спокойнее вы будете себя чувствовать – тем лучше. Проверку на детекторе лжи проводят обученные люди. Проникнитесь к ним симпатией. Пусть они будут вашими коллегами во время собеседования.Избавьтесь заранее от благоговения перед полиграфом и полиграфологом, а также от чувства вины (оно будет внушаться).

Детектор лжи всего лишь машина. Она только регистрирует ваше состояние. Пусть для вас полиграф будет просто детектором, без всякой «лжи».Важно понимать, что полиграфолог будет стараться выводить вас из зоны комфорта. Его вопросы могут казаться провокационными, стул – неудобным, освещение – раздражающим. Однако при должном уровне подготовки вы справитесь.

Как работает детектор лжи

Полиграф не обладает разумом. Это механизм с заданными параметрами калибровки. Он отслеживает потоотделение, сердечный ритм, дыхание, натяжение кожного покрова и мышечные сокращения. Последние модели обладают большей чувствительностью и фиксируют больше параметров.

Во время проверки полиграфолог будет задавать вопросы. Они делятся на нейтральные (которые не должны вызвать у вас повышенной реакции), контрольные вопросы и вопросы-ловушки.Важно: не спешите отвечать. Определите удобный для себя темп и придерживайтесь его.

Практикуется и «молчаливый ответ» — вас просят подумать об ответе на вопрос, но не произносить его вслух. Отрепетируйте и его. Главное — не ведитесь на провокации.Работу полиграфа часто дублирует внешнее видеонаблюдение. Сохраняйте спокойствие. Твердо уясните: вас никто не обвиняет, с вами работают.

Как правило, собеседование проводится в статичном состоянии – запомните его и старайтесь не ерзать.

Дыхание

Первый уровень контроля – контроль за дыханием. Многие кандидаты "срезаются" на "выдохе облегчения" после проблемного вопроса. Этого нельзя допускать.

Дыханием можно регулировать сердечный ритм и давление. Научиться это делать может помочь специальная гимнастика, занятия йогой, цигуном и спортом. Позаботьтесь заранее об этом.

Умение дышать пригодится и в повседневной жизни.

Играть «дурачка»

Один из самых действенных способов обмануть полиграф – играть «дурачка». Вы приходите на проверку и начинаете на все вопросы отвечать несерьезно и бессистемно.

Полиграф может запутаться, поскольку выставить нужную калибровку при опросе личностей шизоидного типа – задача сложная. Здесь главное не переусердствовать.

Излишняя «придурковатость» будет восприниматься в негативном ключе.

А люди все актёры

Профессиональные актеры детектора лжи не бояться. Умение вживаться в роль до полного в неё погружения отлично маскирует реакции организма. Метод «подмены личности» изучается и сотрудниками спецслужб.

Для них прохождение проверки на полиграфе – легкая прогулка в осеннем лесу. Если вы не обучались актерскому мастерству и не уверены в том, что способны «доиграть роль» до конца – советуем от этого метода отказаться.

Лекарства

Употреблять медикаменты для понижения артериального давления мы рекомендовать не будем. Во-первых, это небезопасно, особенно для людей с гипотонией.

Во-вторых, слишком слабая реакция организма, как и слишком сильная – признак того, что вы намерены что-то скрыть. В-третьих, в серьезных организациях, кроме проверки на полиграфе, испытуемого могут попросить сдать анализы.

Поэтому медикаментозные средства – самый неоднозначный способ обмануть детектор лжи.

Сон

Есть один интересный способ обойти полиграф – прийти на проверку в состоянии крайней усталости. Например, после нескольких бессонных ночей или после тяжелой тренировки.

Организм тогда будет находиться почти в состоянии транса, а физиологические реакции будут одинаково незначительными.

На жаргоне полиграфологов такого «клиента» называют «тело, непригодное для исследования».

Хотеть невозможного

В идеале, вы не должны уделять проверке на полиграфе много внимания. Переживая из-за этого события, вы тем самым усиливаете его значимость. Не концентрируйтесь на процедуре, постарайтесь воспринимать её как что-то бытовое.

Как этого достичь? Нужно целиком переключить свое внимание на что-то, что прямо не относится к детектору лжи. Например, если вы сильно хотите в туалет, то вы о полиграфе и думать забудете. Рассчитайте время так, чтобы во время проверки вам приходилось сдерживать свои естественные позывы.

Метод работает, если перед процедурой вас не попросят сдать анализы.

Алкоголь и «вещества»

Употребление алкоголя перед собеседованием крайне нежелательно. Он может оказаться полезен накануне. У человека с похмелья крайне нестабильные реакции, а из-за дефицита электролитов прибор будет слабо считывать импульсы тела.

Другой вопрос: стоит ли идти с похмелья на собеседование в компании, где бы вы хотели работать. Это может стать репутационным фиаско, и если вы даже пройдете полиграф, работу не получите. Это же касается и других «веществ», которые иногда советуют принимать перед проверкой.

Кому нужен неадекватный сотрудник в компании?

источник

#какобманутьполгиграф, #полиграф, #проверканаполиграфе

  • Рад, что Вы зашли на мою страничку, надеюсь, Вам будет здесь интересно. Немного обо мне и моем блоге.

    Пишу всяко-разно: лытдыбр (надеюсь, не…

  • Как гласят легенды и предания, наш Великий Кормчий, спит не больше 3-4 часов в сутки, а когда спасает Страну от очередных печенегов и половцев — и…

  • Методы советских следователей. Способы «достучаться» до сознательности вора в законе у советских следователей были разные.

    Большинство, как…

  • Где сейчас живет актер и почему продолжает зарабатывать на России? Звезда сериалов «МакМафия» и «Доктор Рихтер» восемь лет живет в Канаде…

  • Немецкие политики уже подсчитывают финансовые потери Германии в случае отказа от завершения строительства нового российского газопровода…

  • Рыболовы и дровосеки могут платить больше, считают в Госдуме.

    На прошлой неделе премьер Михаил Мишустин рассказал, за счет чего правительство…

Оригинал: https://staryiy.livejournal.com/2779470.html

Чтобы обмануть полиграф, достаточно немного потренироваться

Простой детектор лжи

Наука » Экология » Человек

Американские ученые обнаружили, что обмануть детектор лжи, столь любимый авторами шпионских романов и полицейскими, оказывается, совсем несложно. Для этого нужно лишь немного потренироваться в выдумках… а потом врать без промедления! Эксперименты показали, что и известный окрик "Отвечайте быстро, не задумываясь!" вовсе не гарантирует истины.

Каждый, кто хоть немного привирал родителям в подростковом возрасте, знает, как сделать ложь неотличимой от правды. Нужно самому проникнуться рассказываемой историей настолько, чтобы начать вспоминать подробности. Конечно, доктор Кэл Лайтман из "Теории лжи" разоблачил бы вас немедленно. Но родители не догадывались, как не догадался бы и… полиграф.

Специалисты из Северо-Западного университета обнаружили, что на полиграфе можно отвечать четко, быстро и при этом ни сказать ни слова правды.

В статье, опубликованной в Frontiers in Cognitive Science, авторы описывают несложный эксперимент с детектором лжи.

Часть испытуемых просили говорить неправду как можно быстрее и по возможности без ошибок, а часть просили сделать то же самое, но перед этим давали немного времени на подготовку.

У тех, кто имел возможность потренироваться в произнесении неправильных ответов, правда оказалась неотличима от лжи.

Их убедительности поверил даже полиграф! Интересно, что даже те, кто врал без тренировки, тратили на ответ заметно меньше времени, чем обычно, хотя считается, что заминка с ответом — обычный признак лжи при проверке на полиграфе.

То есть даже простая установка на то, чтобы говорить быстро и безошибочно, повышает психологическую достоверность лжи.

Оригинал: https://www.pravda.ru/science/1138375-polygraf/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Тратосфера